Category: животные

Тауриэль

Неройка и Манарага

Кого ни спроси, где стоял чум Нёр Ойки, каждый скажет: иди по берегу реки, как увидишь, что она к камню стрелой потекла, никуда не сворачивай, а где река сделает крутую изгибину, будто кто ту стрелу пополам сломал, тут и увидишь место, где стоял чум Нёр Ойки.

Как говорят старики, ничего в нем особенного не было: чум как чум. Летом крытый берестой, зимой – оленьими шкурами. Только одна особина в нем была: день и ночь из этого чума дым шел – видно, в нем никогда огонь не гас.

Интересно было всем узнать про тот дым в чуме Нёр Ойки, да никто не осмеливался спросить про это его. Человек он был старый и одинокий, а значит, и обидчивый, хотя доброты великой. Каждый охотник считал счастьем повстречаться с Нёр Ойкой перед охотой или хотя бы его след в тайге увидеть. А след его все сразу узнавали. Как только где пройдет старик, сразу тропку приметную оставит – или тут дорожка грибная пойдет, или ягодная боровинка останется, а если он болотом ходил, то там кочки выше поднимутся, если в кедровнике проходил – кедрачи все шишки со своих вершин сбросят. А если зимой задурит непогода – все знают: давно из своего чума не выходил старик.

Collapse )
Тауриэль

Дочери Отортена

Только ветер знает да Чистоп-камень помнит, может, гусям-лебедям матери рассказывали про то время, когда в этих местах молодой охотник Отортен жил.
Первым солнце встречал Отортен, первым ветер ласкал Отортен, первым слышал он громкий плач улетающих птиц. Как забьют в бубен, позовут на бой, всех туже лук у Отортена, всех острей стрела Отортена. «Ай-я-я! Какой храбрый манси Отортен!» — говорили все. За рога удержит сохатого, из берлоги достанет медведицу, переставит валун с места на место. «Ой-ой-ой! Какой сильный манси Отортен!» — говорили все. Если лодки нет — по волнам пробежит через речку любую или озеро... «Её-ё-ё! Ну. и ловкий манси Отортен!» — говорили все. По следам запорошенным он обгонит зверя, изловит его. Даже птица с высот не приметит Отортена! «Ай-я! Хитрый какой Отортен!» — говорили все.

Collapse )
Тауриэль

Нейва и Таватуй

Давно это было, так давно, что на этих горах с тех пор сто раз вырастал новый лес, а старый валился и сгнивал. Жило тогда в этих местах племя, что имело тамгу с изображением филина, и было оно также мудро и зорко, как эта ночная птица. Молодые охотники племени были сильны и смелы, старики – мудры, а девушки – красивы. Но краше всех была дочь старого Тошема – красавица Нейва. Было у старика двое сыновей, но старший погиб в схватке с медведем, а младший не вернулся с гор, куда ушел добывать белку. И остался старик с дочерью Нейвой. Незаметно выросла девушка, расцвела, как лесной цветок. И хороша же была она! Тонкая да стройная, как молодая рябинка, радовала она глаза всем – и старым, и молодым.

Озеро Таватуй. Фото с сайта: ekb-resort.ru

Много охотников приходило к ее отцу, предлагая за нее богатый выкуп. Но качал головой старый Тошем и отсылал их к дочери: пусть сама выбирает. Единственной радостью для него была красавица-дочка, и не хотел он видеть ее женой нелюбимого человека. А Нейва в ответ парням, как и отец, качала головой и смеялась, и смех ее был как журчанье лесного ключа. За этот смех и звали ее Нейвой. И только один молодой охотник – смелый и отважный Таватуй, не был с поклоном у Тошема.

Collapse )
Тауриэль

Алтын-сака и собаки. Башкирская сказка

Река УфаДавным-давно, жили на берегу реки старик со старухой, и был у них маленький сын Алтын-сака, у которого была любимая игрушка - золотая монета. Однажды старик заметил, что в их доме творится что-то неладное. У них завелся злой дух. Тогда решили он покинуть старое стойбище. И перекочевали. Алтын-сака обнаружил, что он оставил свою золотую монету в старом доме. Решил он вернуться за ней. Долго отговаривал его старик, но не смог. Сел Алтын-сака на конька и поскакал. Приехав на старое стойбище, увидел он старую женщину. Это была ведьма.

- Спустись, Алтын-сака, забери свою монету, - сказала бабушка. И только спешился Алтын-сака, схватила его старуха. Вырвался Алтын-сака и взобрался на дерево, а старуха схватила топор и стала рубить его. Распрощался Алтын-сака с жизнью, но вдруг увидел он маленького воробья.

- Воробушек, лети к моим родителям, скажи, чтобы Черное Ухо и Белое Ухо, собак моих выпустили, - взмолился Алтын-сака.
Collapse )